Интересные факты и юмор

Как делали вино в Древнем Риме

Как делали вино в Древнем РимеПроцесс производства вина был непростой. И описывать его бы пришлось довольно долго, если бы не Катон. Речь идет о Марке Катоне — старшем из прославившихся Катонов: оба были известны своей честностью, неподкупностью, принципиальностью, презрением к удовольствиям и роскоши и суровостью. Старший говорил «Карфаген должен быть разрушен!»; младший (правнук Марка) — боролся с Цезарем и покончил жизнь самоубийством, разрезав себе живот и вытащив из него собственными руками внутренности.

Оба Катона были прижимисты и практичны и достигли немалого успеха в бизнесе и менеджменте; Катон-младший был не намного беднее Красса или Лукулла — и даже Помпей Великий не считал зазорным породнится с домом Катонов. Основу семейному благосостоянию положил Марк Катон в семейном имении неподалеку от Рима — «в земле сабинян». И об эффективном управлении имением он написал книгу. «О сельском хозяйстве» — один из самых древних сохранившихся образцов бизнес-литературы.

Для того, чтобы вы лучше познакомились с автором — приведу пару выдержек из «Сравнительных жизнеописаний» Плутарха:

«Усердно хлопоча о приумножении своего имущества, он пришел к мысли, что земледелие — скорее приятное времяпрепровождение, нежели источник дохода, и потому стал помещать деньги надежно и основательно: он приобретал водоемы, горячие источники, участки пригодные для устройства валяльной мастерской, плодородные земли с пастбищами и лесами (ни те, ни другие не требуют забот), и все это приносило ему много денег, меж тем как, по словам самого Катона, даже Юпитер не в силах был причинить ущерб его собственности. Занимался он и ростовщичеством, и вдобавок самым гнусным его видом: ссудой денег под заморскую торговлю. Вот как он это делал. Он основывал сообщество и приглашал получивших ссуду вступить в него. Когда их набиралось пятьдесят человек и столько же судов, Катон через посредство вольноотпущенника Квинктиона (который вел все дела совместно с должниками и вместе с ними пускался в плавание), брал себе одну долю из пятидесяти. Так, рискуя лишь незначительною частью целого, он получал огромные барыши. Он ссужал в долг и собственным рабам; те покупали мальчиков, а потом, через год, как следует выучив и вымуштровав их на средства Катона, продавали. Многих оставлял себе Катон — за ту цену, которую мог бы дать самый щедрый покупатель. Стараясь и сыну внушить интерес к подобным занятиям, он говорил, что не мужчине, но лишь слабой вдове приличествует уменьшать свое состояние. Еще резче высказался он, не поколебавшись назвать божественным и достойным восхищения мужем всякого, чьи счета после его смерти покажут, что за свою жизнь он приобрел больше, чем получил в наследство»

«Он был прекрасным отцом, хорошим супругом, рачительным хозяином и никогда не считал заботы о доме маловажными или незначительными. А потому, мне кажется, будет не лишним рассказать и об этом. Он взял жену скорее хорошего рода, чем богатую, полагая, правда, что и родовитости и богатству одинаково свойственны достоинство и некоторая гордыня, но надеясь, что женщина знатного происхождения, страшась всего низкого и позорного, окажется особенно чуткой к добрым правилам, которые внушает ей муж. Тот, кто бьет жену или ребенка, говорил он, поднимает руку на самую высокую святыню. Он считал более почетной славу хорошего мужа, чем великого сенатора, и в Сократе, знаменитом мудреце древности, его восхищало лишь то, как неизменно снисходителен и ласков был он со своей сварливой женой и тупыми детьми»

Но хватит, наверное, о Катоне — я обещал о древнеримском вине. Благодаря уже упомянутой «De agri cultura» мне даже стараться не надо — Катон описал все точно и подробно. Итак, занявшись своим имением:

 «Заметь, на каком участке следует разводить виноградник. На месте, которое будет считаться лучшим для виноградной лозы и будет залито солнцем, там посади мелкий аминейский виноград, двойной евгенейский и мелкий желтоватый. Какое место будет жирнее или где будет больше тумана, там сажай крупный аминейский, мургентинский, апициев и луканский. Остальные сорта, особенно же «смесь» (miscella), подойдут к любому участку. В подгородном имении лучше всего иметь сад с виноградными лозами, вьющимися по деревьям. Можно продавать и дрова и ветви, и хозяину будет чем попользоваться. В таком имении следует сажать все, что для него подходит: разные сорта винограда — мелкий аминейский, крупный и апициев. Виноград сохраняется в горшках в виноградных отжимках; хорошо также сохраняется он в виноградном соку, сиропе и в вине из выжимок, смешанном с водой. Твердокорый и крупный аминейский виноград ты можешь подвесить; он хорошо сохраняется в качестве изюма в кузнице»

«Каким образом надлежит оборудовать 100 югеров (около 29 гектаров) виноградника. Нужны: вилик (управляющий), вилика, 10 работников, 1 пахарь, 1 погонщик ослов, 1 человек, который смотрит за ивняком, 1 свинопас — итого 16 человек, пара волов, пара ослов, которые ходят в упряжке, 1 осел для мельницы, 3 вполне оборудованных пресса, кувшины, куда могут вместиться пять виноградных сборов—на 300 мехов, 20 кувшинов, куда складывают виноградные выжимки; 20 для зерна, отдельные покрышки для каждого кувшина; 6 посудин, оплетенных ковылем (spartum). 4 амфоры, оплетенных ковылем, 2 воронки, 3 плетеных фильтра, 2 фильтра, чтобы снимать плесень, 10 кувшинов для виноградного сока, 2 телеги, 2 плуга, 1 ярмо для повозки, 1 ярмо для работы в винограднике, 1 ярмо для ослов, 1 круглое медное блюдо, 1 мельничный привод, 1 медный котел вместимостью в мех, 1 крышка для котла, 3 железных крюка, 1 медный котел для варки вина, вместимостью в мех, 2 кувшина для воды, 1 лейка, 1 таз, 1 кувшин, 1 помойное ведро, 1 ведро для воды, 1 маленький подносик, 1 черпак, 1 подставка для лампы, 1 ночной горшок, 4 кровати, 1 скамейка, 2 стола, 1 стол, на котором месят тесто, 1 платяной сундук, 1 ларь для съестных припасов 6 длинных скамеек, 1 водяное колесо, 1 модий (емкость, объемом около 9 л.), обтянутый железом, 1 полумодий, 1 чан для мытья, 1 ванна, 1 чан для люпина, 10 кувшинов меньшего размера; сбруя с набором для 2 волов, 3 попоны для ослов с набором, 3 вьюка, 3 корзинки для винной гущи, 3 мельницы, на которых работают ослы, 1 ручная мельница; железные орудия: 5 серпов для ситника, 6 ножей для обрезки листвы с лесных деревьев, 3 садовых, 5 топоров, 4 клина, 2 лемеха, 10 тяжелых лопат, 6 легких, 4 совкообразных заступа, 2 четырехзубых грабель, 4 плетенки для навоза, 1 кузов из ситника для навоза, 40 ножиков для срезывания винограда, 2 жаровни, 2 щипцов, 1 кочерга; 20 америйских корзинок, 40 плетенок, употребляемых при пересадке, или 40 корыт, 40 деревянных лопат, 2 больших корыта, 4 матраца, 4 подстилки, 6 подушек, 6 покрывал, 3 полотенца, 6 лоскутных одеял для рабов»

Обзавевшись таким немудреным хозяйством, можно приступать к производству вина. Вот как делали вино в Древнем Риме:

«Смотри, чтобы к съемке винограда все нужное было готово. Мыть прессы, чинить корзинки, осмаливать кувшины следует в дождливую погоду. Следует приготовить и починить корзинки, намолоть полбы, закупить соленой рыбы, посолить опавшие оливки. Собери гроздья miscella, когда придет время, и сделай «раннее вино», которое будут пить работники. Виноградный сок, выжатый за день, равномерно дели по кувшинам и соблюдай чистоту. Если понадобится, влей в виноградный сок густого виноградного сиропу, сваренного из сока, натекшего из гроздьев раньше, чем их положили под пресс; подбавь на мех 1/40 часть этого сиропа или 1 1/2 фунта соли. Если будешь класть толченый мрамор, положи на мех 1 фунт; положи его в посудину, смешай с виноградным соком; слей это в кувшин. Если будешь класть смолу, то на мех виноградного сока возьми 3 фунта ее и хорошенько измельчи; положи их в корзиночку и оставь ее висеть в кувшине с виноградным соком; часто встряхивай, чтобы смола распустилась. Когда вольешь сиропу или положишь мрамору или смолы, в течение 20 дней часто перемешивай вино; виноград дави ежедневно. Виноградный сок, полученный из выжимок, раздели между предназначенными для него кувшинами и равномерно подливай его.
Греческое вино надлежит делать таким образом. Собери совершенно зрелых гроздьев апициева винограда. Когда ты отберешь их, влей 2 квадрантала раньше приготовленной морской воды на один
мех виноградного соку, выжатого из них, или положи модий чистой соли, подвесь ее в корзиночке и оставь расходиться в соку. Если хочешь сделать белое вино, налей половину вина из желтого винограда, а половину из апициева; подбавь 1/30 часть старого виноградного сиропу. Какое бы вино ты ни уваривал до густоты сиропа, подбавляй 1/30 часть сиропу»

Приготовив достаточное количество вина, можно винограду и поесть. А уж потом — и о рабах подумать:

«Когда виноград созреет и будет собран, распорядись сохранить его, в первую очередь, для семьи и домочадцев и распорядись снимать его совершенно зрелым и сухим, чтобы он не потерял своей славы. Свежие виноградные выжимки ежедневно просеивай через кровать, сплетенную из ремней, или через решето, для этого приготовленное. Набей выжимками осмоленные кувшины или осмоленный чан для вина. Хорошенько накажи его замазать, чтобы давать волам зимой. Если хочешь, слегка перемой их. Получится плохое вино, которое будут пить рабы.
По окончании съемки винограда прикажи спрятать по своим местам прессы, корзинки, плетенки, веревки, подпорки, затяжки. Кувшины с вином заставь обтирать дважды в день и распорядись
иметь по отдельному венику на каждый кувшин, чтобы протирать им края кувшинов. Когда после съемки пройдет тридцать дней и кувшины будут хорошо очищены от виноградной шелухи, замазывай их. Если ты хочешь слить вино с отстоя, то сейчас для этого самое лучшее время»

Вот такое вот вино употребляли римские патриции. Интересно было бы попробовать.

Сколько существует вкусов

Сколько существует вкусовСколько существует вкусов? Раньше мы считали, что четыре. Но сейчас мы точно знаем, что их пять: соленый, сладкий, кислый, горький и умами — ещё его называют мясным, белковым или вкусом мясного бульона. Всё остальное, на самом деле — запахи. Четыре пятых ощущений, которые мы получаем от еды — зависит от запахов (помните, насколько безвкусна еда, когда у вас насморк с простудой?).

У нас существует два типа обоняния — ретроназальное и ортоназальное. Ортоназальное — это те запахи, которые наш нос «считывает» из втянутого снаружи воздуха. А вот ретроназальное — это те запахи, которые попадают к обонятельным рецепторам через рот — их «считывают» обонятельные рецепторы, расположенные в верхней части носовых пазух. Для того, чтобы к этим рецепторам попасть — ароматические вещества должны испарится из пищи или питья у нас во рту и подняться по «внутренним ноздрям» — задним отверстиям полости носа. Вы поймёте, как это происходит, взглянув на схему, расположенную ниже — путь, который проходят ароматы еды, обозначен желтым.

Как работает ретроназальное обоняние? Путь, который проходят внутри нас ароматы еды - обозначен желтым.

Как работает ретроназальное обоняние? Путь, который проходят внутри нас ароматы еды — обозначен желтым.

Запахов, которые мы можем различить, намного больше, чем вкусов — их количество практически бесконечно.

Хотя со вкусами всё не так просто. Например в эпоху Возрождения люди различали не четыре, не пять, а семь видов вкуса: сладкий, жирный, острый, терпкий, кислый, горький и соленый.

Но, похоже, людям той великой эпохи действительно было необходимо большее количество вкусов; ибо предавались чревоугодию они с много большим энтузиазмом, чем мы, их худосочные потомки.

Вот, например, меню обеда, который сервировал 9 февраля 1568 года семидесятиоднолетний валенсийский архиепископ Фернадо Лоацес-и-Перес для себя и четырёх своих друзей:

  • две курицы, запеченных на гриле
  • шесть так же приготовленных куропаток
  • половина козленка в хрустящей корочке
  • пять яичных желтков с жиром и специями
  • запеченный целиком дикий кабан
  • фрикадельки из баранины на яичных желтках
  • рагу из килограмма баранины
  • брюква с беконом
  • рагу из килограмма свинины
  • два килограмма яблок
  • два артишока
  • оливки, сыр, 50 грецких орехов, хлеб, вино и сладкие апельсины

На ужин (в тот же день) его высокопреосвященство и двое, выдержавших обед, друзей употребили:

  • закуски
  • кролика, жаренного на гриле
  • трёх так же приготовленных куропаток
  • трёх крольчат
  • рагу из головы козлёнка
  • сырный пирог
  • шесть яиц
  • десерт
  • и, разумеется, хлеб, вино и сладкие апельсины

При виде этого меню приходит понимание того, что для наших скромных трапез семь вкусов, пожалуй, будут излишними. Но есть и хорошая новость — вкус можно развить до невероятных высот невзирая на всяческие классификации. Говорят, что знаменитый французский гурман Гримо де ла Реньер мог различать по вкусу левое и правое крылышки цыпленка — он утверждал, что крыло с той стороны, на которой расположен желчный пузырь имеет едва заметный оттенок горечи.

Двенадцать фактов о чае

Двенадцать фактов о чае

Двенадцать фактов о чае:

  • Употребление чая впервые упоминается в «Ши Цзин» (Книге песен), сборнике китайской поэзии, появившемся более двух с половиной тысяч лет тому назад.
  • Первые чайные плантации появились в Китае, в IV веке до. н. э. До этого чай собирали в лесах, с дикорастущих чайных деревьев.
  • Чайное дерево «на воле» может вырасти до высоты в 30 метров в высоту, а его листья могут достигать 25 сантиметров в длину.
  • Чайное дерево — это камелия. Камелия китайская. Существует три подвида чайного дерева — китайский, ассамский и камбоджийский. Камбоджийский для производства чая не используется; его применяют только для скрещивания с другими подвидами, при помощи какового скрещивания получают новые сорта чая.
  • Первое научное описание чая (в Европе) сделал врач Голландской Ост-Индской Компании Кемпфер в 1712 году.
  • Первая партия чая была ввезена в Европу в 1610 году. Случилось это в Амстердаме.
  • Дальше всего к северу расположены чайные плантации в Грузии.
  • На одном гектаре растет от 5000 до 15000 чайных кустов.
  • Продуктивный период жизни чайного куста может длиться до ста лет.
  • Существует три способа сбора чая: императорский (срывается почка и ближайший к ней лист); тонкий (почка и два листа); классический (почка и три листа).
  • Для производства одного килограмма чая требуется пять килограммов свежих листьев, что равнозначно 12 000 побегов (классического сбора).
  • В среднем сборщица чая собирает 70 000 побегов в день.

Грустная история мсье Вателя

Грустная история месье ВателяРыба может убить. Вас может съесть белая акула. Вы можете попытаться самостоятельно приготовить себе рыбу-фугу. В конце концов вы можете отведать несвежей рыбы. Ведь рыба и гости, как известно любому французу, на третий день превращаются в яд. А месье Вателя убила рыба, которую он даже не видел.

Но давайте по порядку — кто таков месье Ватель? Всем известно, что Франсуа Ватель — великий французский шеф-повар… Но нет, нет и нет! В этом утверждении содержатся две неточности: Ватель был швейцарцем и он не был шеф-поваром.

Франсуа Ватель (а точнее Франц Карл Ватель) родился… неизвестно где и неизвестно когда. Предполагают 1625, 1631 или 1635 год. Выучившись на кондитера (семь лет), молодой Франсуа устраивается на кухню замка Во-ле-Виконт. Это было удачным началом карьеры. Замок принадлежал Николя Фуке, суперинтенданту финансов и одному из могущественнейших людей Франции. Фуке был настолько богат, что мог поразить своей роскошью даже Короля-Солнце, Людовика XIV… что и погубило зазнавшегося царедворца. Чрезмерно пышный обед вызвал у монарха зависть, зависть — породила гнев, а гнев привел к аресту господина Фуке, конфискации его имущества и пожизненному заключению. Но став причиной упадка для одного, этот обед становится началом взлета для другого.

Франсуа Ватель

Франсуа Ватель. Одно из немногих более-менее достоверных изображений.

Вателю приходит в голову замечательная идея. На злополучном обеде в честь короля на десерт подают взбитые сливки. Это блюдо хорошо известно в Швейцарии, но мало распространено во Франции; и наш кулинар получает незаслуженную славу изобретателя этого простого, но вкусного кушанья.

Надо сказать, что для придания взбитым сливкам утонченности, Ватель добавил в рецепт немного ванили.

Король был десертом доволен. Придворные — разумеется — тоже.

И после ареста Фуке Ватель получает место метрдотеля в замке Шантильи — у Великого Конде, принца королевской крови, победителя испанцев в битве при Рокруа и родственника Людовика XIV.

Ватель — в знак уважения к патрону — называет взбитые сливки с ванилью crème Chantilly (крем Шантильи, в честь замка принца Конде). Патрон — в знак уважения к известному кондитеру — добивается для него разрешения на ношение шпаги. Этот знак отличия возвышает сына швейцарского ремесленника практически до положения французского дворянина.

Практическое отступление

Текст наш скорее лирический, поэтому вместо лирического отступления мы введём в него практическое отступление. Итак, практическое отступление — как приготовить чудодейственный крем для карьерного роста:

Crème Chantilly

Он прост.
Две чашки жирных сливок (25% и выше).
Две столовые ложки сахара.
Две чайные ложки ванили.
И взбить.
Во времена Вателя приходилось самостоятельно измельчать сахар и ваниль. В наше прекрасное время в этом нет нужды.

Но вернемся к нашему метрдотелю.

В 1663 году это была непростая и ответственная должность. Метрдотель надзирал за кухней, на которой работало несколько сотен человек. Он составлял меню. Он отвечал за поставки продуктов. Он организовывал развлечения для хозяев и их гостей — от музыки до фейерверков. Он рассаживал обедающих за столом согласно этикету. Он распоряжался прислугой, обслуживающей подачу блюд.

Можете представить себе чувства Вателя, когда в одно прекрасное утро патрон сообщил ему, что через пятнадцать дней Людовик XIV окажет честь своим посещением замку Шантильи.

Замок Шантильи - тот самый в котором происходило описанное ниже празднество.

Замок Шантильи — тот самый в котором происходило описанное ниже празднество.

Так же метрдотель был поставлен в известность о том, что от этого визита зависит будущее его покровителя и владельца замка — принца Конде.
Три дня пребывания королевского двора должны были обойтись в 50 000 золотых экю. Или почти в 17 килограммов золота.

С его королевским величеством должно было прибыть около 600 дворян, 3000 придворных и несколько тысяч человек прислуги. Всю эту толпу Ватель должен был разместить, развлечь и накормить.

Двенадцать дней метрдотель Великого Конде проводит почти без сна.
23 апреля 1671 года король прибывает. И случается катастрофа. На обеде оказывается на 75 персон больше, чем планировалось. На двух столах не хватает жаркого. Ватель мчится на кухню. Ватель перерывает кладовки. Ватель превосходит самого себя. Дополнительные блюда — хоть и не запланированное жаркое — приготовлены. Гости даже не замечают досадного недоразумения. Но Ватель безутешен — он уверен, что это крах его репутации!

Отчаявшийся метрдотель передает бразды правления своему помощнику и покидает праздник. Он закрывается у себя в комнате. Он обесчещен. Как можно жить после такого позора!?

После обеда к нему приходит обеспокоенный Конде. Принц королевской крови утешает своего метрдотеля. Еда была прекрасна. Конфуза с нехваткой жаркого никто не заметил. Гости довольны, король доволен, чего ещё желать?

Но дальше — хуже. К вечеру спускается туман. И фейерверк — прекрасный фейерверк стоимостью в 16000 франков — не удается из-за тумана. Подавленный Ватель опять уходит к себе в комнату.
Наступает утро. 24 апреля, пятница. Постный день. На стол должна быть подана рыба. Рыбу должны привезти из Нормандии. До нормандских портов — 200 километров. Рыбаки начинают возвращаться с уловом в среду днем. Ватель отправил людей за рыбой еще в понедельник. Отправил в несколько портов. Ранним утром рыба должна быть в Шантильи.

В 4 утра привозят две корзины. «Это всё?» — спрашивает Ватель? «Всё, что было, месье» — отвечает слуга. Ватель ждет. 8 часов — ничего больше. Ватель подходит к Гурвилю, своему помощнику. «Моя честь и моя репутация — потеряны. Я не могу с этим жить» — говорит он. Гурвиль отделывается шуткой.

Ватель уходит к себе в комнату. Запирает дверь. Закрепляет в двери шпагу. Бросается на неё. В первый раз клинок соскальзывает вдоль ребер. Во-второй — рана недостаточно глубока. Лишь после третьей попытки остриё пронзает сердце.

Гравюра XIX века, изображающая самоубийство Вателя

Гравюра XIX века, изображающая самоубийство Вателя. Она не слишком достоверна (мягко выражаясь), но это одно из немногих найденных мной изображений этого печального события.

Через несколько минут кто-то из лакеев стучит в дверь. Он хочет сообщить, что прибыло несколько повозок с рыбой.

Дверь выломали. Принц Конде, Великий Конде, образец воинской доблести — плакал, узнав о случившемся. Людовик XIV был шокирован и смущен. Он сообщил принцу, что воздержится от посещения Шантильи на ближайшие пять лет — чтобы не доставлять принцу неудобств, связанных с приемом огромной королевской свиты. Также он сообщил кузену, что тот в дальнейшем должен накрывать не более двух столов, а об остальной своей свите — король позаботится сам.

В знак уважения к покойному гости не ели злополучной рыбы. В остальном — праздник продолжался. Похоронили Вателя едва ли не тайком — пока гости развлекались охотой.

А в памяти потомков Франсуа Ватель остался как шеф-повар, покончивший с собой из-за того, что не смог вовремя подать на стол рыбу.

Мессер Гастер

Мессер Гастер

Или повествование мэтра Франсуа Рабле, магистра Великого Ордена Обжор и Чревоугодников, об мессере Гастере, иначе именуемом Король-Утроба или Король-Желудок, коий мессер Гастер является изобретателем всех наук и искусств, служащих ко благу и удовольствию человечества.

…Правителем острова был мессер Гастер, первый в мире магистр наук и искусств. Если вы полагаете, что величайшим магистром наук и искусств был огонь, как о том сказано у Цицерона, то вы ошибаетесь и заблуждаетесь, ибо и сам Цицерон в это не верил. Если же вы полагаете, что первым изобретателем наук и искусств был Меркурий, как некогда полагали древние наши друиды, то вы ошибаетесь жестоко. Прав был сатирик, считавший, что магистром всех наук и искусств был мессер Гастер.

Именно с ним мирно уживалась добрая госпожа Нужда, иначе называемая Бедностью, мать девяти муз, у которой от бога изобилия Пора родился благородный отпрыск Амур, посредник между землей и небом, за какового его признает Платон в своем Пире.

У доблестного владыки Гастера мы должны находиться в совершенном повиновении, должны ублажать и почитать его, ибо он властен, суров, строг, жесток, неумолим, непреклонен. Его ни в чем не уверишь, ничего ему не втолкуешь, ничего ему не внушишь. Он ничего не желает слушать. И если египтяне свидетельствуют, что Гарпократ, бог молчания, по-гречески Сигалион, был безуст, то есть не имел рта, так же точно Гастер родился безухим, подобно безухой статуе Юпитера на Крите. Изъясняется он только знаками. Но знакам его все повинуются скорее, нежели преторским эдиктам и королевским указам. В исполнении требований своих он никаких отсрочек и промедлений не допускает. Вам, уж верно, известно, что львиный рык приводит в трепет всех зверей, до которых он долетает. Об этом написано в книгах. Это справедливо. Я сам был тому свидетелем. И все же я вам ручаюсь, что от повелений Гастера колеблется небо и трясется земля. Как скоро он изрек свою волю, ее надлежит в тот же миг исполнить или умереть.

Лоцман нам рассказал, что однажды, по примеру описанного у Эзопа восстания разных частей тела против желудка, целое государство соматов на Гастера поднялось и поклялось больше ему не подчиняться. Вскоре, однако ж, они в том раскаялись, бунтовать закаялись и всепокорнейше под его скипетр возвратились. А иначе они все до одного перемерли бы от голода.

В каком бы обществе он ни находился, никаких споров из-за мест при нем не полагается, – он неукоснительно проходит вперед, кто бы тут ни был: короли, императоры или даже сам папа. И на Базельском соборе он тоже шел первым, хотя собор этот был весьма бурный: на нем все не утихали споры и ссоры из-за того, кому с кем сидеть невместно, что, впрочем, вам хорошо известно. Все только и думают, как бы Гастеру угодить, все на него трудятся. Но и он в долгу у нас не остается: он облагодетельствовал нас тем, что изобрел все науки и искусства, все ремесла, все орудия, все хитроумные приспособления. Даже диких зверей он обучает искусствам, в коих им отказала природа. Воронов, попугаев, скворцов он превращает в поэтов, кукш и сорок – в поэтесс, учит их говорить и петь на языке человеческом. И все это ради утробы!

Орлов, кречетов, соколов, балабанов, сапсанов, ястребов, коршунов, дербников, птиц, не из гнезда взятых, неприрученных, вольных, хищных, диких он одомашнивает и приручает, и если даже он, когда ему вздумается, насколько ему заблагорассудится и так высоко, как ему желается, отпустит их полетать на вольном воздухе в поднебесье, и там он повелевает ими: по его манию они ширяют, летают, парят и даже за облаками ублаготворяют и ублажают его, а затем он внезапно опускает их с небес на землю. И все это ради утробы!

Слонов, львов, носорогов, медведей, лошадей, собак он заставляет плясать, играть в мяч, ходить по канату, бороться, плавать, прятаться, приносить ему, что он прикажет, и брать, что он прикажет. И все это ради утробы!

Рыб, как морских, так равно и пресноводных, китов и разных других чудищ он поднимает со дна морского, волков выгоняет из леса, медведей – из расселин скал, лисиц – из нор, полчища змей – из впадин. И все это ради утробы!

Словом, он ненасытим и в гневе своем пожирает всех, и людей и животных: такая именно участь постигла васконов, когда во время серторианских войн их осадил Квинт Метелл, сагунтинцев, когда их осадил Ганнибал, иудеев, когда их осадили римляне, и еще шестьсот различных народов. И все это ради утробы!